Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:
  • 443092, г. Самара, ул. Физкультурная, д. 116
  • +7 (846) 953-78-70
  • samara@fhr.ru

Статьи

Правила
Нац. программа
ПОСЛЕДНЯЯ ОЛИМПИАДА. ОИ-84
ПОСЛЕДНЯЯ ОЛИМПИАДА. ОИ-84
  • 13 февраля 2014 09:02
Количество просмотров: 1507

Олимпийские игры в югославском Сараево в 1984 году стали последними для вратаря сборной СССР Владислава Третьяка (отрывок из книги Юрия КАРАНДИНА «Хоккейные параллели»).

Нелепое поражение от сборной США на ОИ-80 в Лейк-Плэсиде «занозой» сидело в сердцах всех игроков сборной СССР. Победители предыдущих Олимпийских игр, американцы, приехали в Сараево довольно самоуверенными, с твердым намерением не сдавать свои позиции. Первое поражение от канадцев (этот матч, кстати, судил я) их не обескуражило, но недовольства они не скрывали. Как, дескать, такое могло произойти?

«У нас сильная команда, — недоумевал один из тренеров сборной США Дон Нидеркорн, говоривший по-русски. — Мы очень серьезно готовились к играм в Сараево». После матча он пришел в судейскую и допытывался у меня: «Как вы считаете, мы же здорово играли, правда? Мы провели несколько контрольных матчей с очень сильными командами профи и выиграли! Выиграли пять встреч из семи! И вдруг уступить заурядным канадским хоккеистам? Это какое-то недоразумение…»

В судейском протоколе, в котором стояла и моя подпись, это «недоразумение» было обозначено счетом 4:2 в пользу Канады.

Так случилось, что на предварительном этапе мне выпало судить еще встречу американцев с финнами, как, впрочем, еще несколько матчей в группе «В», для которой я был нейтральным арбитром. Весьма драматично сложилась игра сборных США и Финляндии в последнем матче группового раунда. Финнов устраивала ничья, чтобы подняться на одну строчку выше американцев в турнирной таблице. Их соперникам до достижения той же цели нужна была только победа.

Буквально с первых минут игра приняла напряженный, упорный характер. Первый период выигрывают финны — 1:0. Во втором американцы сравнивают счет, а затем выходят вперед, но финны заканчивают период вничью — 2:2. Весь третий период обе команды непрерывно атаковали, но безрезультатно. До финального свистка оставалось 38 секунд, когда Роберт Брук забил в ворота Кари Такко третью шайбу. Надо было видеть, с каким ликованием высыпала на лед вся команда США вместе с тренерами! Американцы побросали клюшки на лед, обнимали Брука, обнимали друг друга. Можно было подумать, что они во второй раз выиграли золотые медали Олимпийских игр.

С немалым трудом мне удалось остановить это торжество. На льду остались две пятерки, чтобы отбыть последние полминуты. Вбрасываю в центре поля, и финны рванулись — иного слова не подберешь — на заключительный штурм. Никто — ни тренер сборной команды США, ни американские хоккеисты — не заметил, что почти одновременно с вбрасыванием финский вратарь оставил ворота, и в зону соперника влетели шесть хоккеистов Финляндии. Все произошло молниеносно. До конца оставалась 21 секунда, а на стадионе объявили: «С подачи Маркуса Лехто и Райно Сумманена третий гол в ворота США провел Анси Меламетса».

Ничья — 3:3. Теперь «впала в детство» финская команда, устроившая чехарду на льду. Американцев было искренне жаль, такой у них был удрученный вид, хотя они еще до конца и не осознавали, что упустили победу. Перед тем как последняя шайба угодила в ворота, со скамейки запасных сборной США кричали, что у финнов на поле шесть игроков. Но американская пятерка просто проглядела, как вратарь соперников заменился на полевого игрока. В итоге триумфаторы Олимпиады-80 оказались в группе «В» аж на четвертом месте.

В финальный раунд попали сборные Чехословакии, Швеции, Канады и СССР, которая в группе «А» выиграла все пять матчей с фантастической разницей забитых и пропущенных шайб — 51-5!

В полуфинале «красная машина» раздавила канадскую сборную 4:0, а чехи взяли верх над шведами 2:0. В итоге, как и ожидалось, в финал вышли сборные СССР и Чехословакии.

Матч за «бронзу» между шведами и канадцами оргкомитет Олимпиады доверил судить мне. Во время этой игры произошел неприятный инцидент. Поначалу все было в пределах правил. Первый период завершился нулевой ничьей. Было всего одно двухминутное удаление канадского игрока. Страсти разгорелись во второй двадцатиминутке. Известно, как болезненно воспринимают хоккеисты положение «вне игры». Опередивший на какую-то долю секунды летящую шайбу игрок врывается в зону соперника и… срывает атаку! Обиднее всего бывает самому атакующему хоккеисту. А если он к тому же имел возможность выйти один на один с вратарем?

Как бы то ни было, в начале второго периода лайнсмен Бернд Шнидер определил положение «вне игры», когда два нападающих канадской команды вышли против одного шведского защитника. Обычный игровой эпизод. Но то, что за ним последовало, стало неприятной неожиданностью.

Оказавшийся в офсайде канадский нападающий Пэт Флэтли воспринял свисток судьи как личное оскорбление. Несколькими минутами позже, когда я был поглощен ходом игры — от канадских ворот началась атака, и игрок, подобрав шайбу, выходил из своей зоны, — за моей спиной Флэтли напал на линейного судью. Я увидел, что Шнидер упал на колени и привалился к борту. Остановив игру, я подъехал к Бернду и спросил, что с ним. Оказалось, что Флэтли нанес ему концом клюшки сильный удар между ребер. По правилам мне полагалось удалить нарушителя за умышленное нападение на судью до конца игры с правом замены. Такое решение я и принял.

В перерыве ко мне подошел тренер канадцев Дейв Кинг. Он счел наказание Флэтли чрезмерным, а проступок его случайным столкновением с судьей. Более того, он говорил — и это соответствовало истине, — что я не видел того, что случилось на льду. Но я видел результат и посоветовал Кингу самому спросить потерпевшего.

Вряд ли кто-либо из хоккейных судей возьмет грех на душу, пусть даже неприятный чисто игровой инцидент (мало ли их бывает в каждом матче!), трактовать как хулиганскую выходку против него. Для такого вывода надо иметь основания. А они, к сожалению, были. Их подтвердило заключение врача и немедленное направление в госпиталь Шнидера, которого заменил чешский судья Ян Татичек.

Кинг вынужден был признать правильной меру наказания, а присутствующий при этом представитель Международной лиги хоккея от Канады Рэнвик обещал по возвращении команды домой дисквалифицировать Флэтли и не допускать его даже к играм чемпионата страны. Мне думается, что больше всего убедило их не медицинское заключение, а сам характер травмы. Этот прием — удар концом клюшки исподтишка — достаточно хорошо известен североамериканским хоккеистам. Им они любят сводить друг с другом счеты на льду.

После этого матч более-менее спокойно был доигран до конца. Шведы победили 2:0 и завоевали бронзовые медали Олимпиады.

За финальным матчем Игр я смотрел уже с трибуны вместе со многими известными спортсменами из олимпийской делегации СССР. Все мы отчаянно переживали за нашу команду и, прежде всего, за Владислава Третьяка. Было бы очень обидно, если бы такой игрок завершил свою великую карьеру на минорной ноте. Но Третьяк в этой встрече сыграл безупречно, как и в матче с канадцами, отстояв «на ноль».

В олимпийскую деревню мы возвращались в одном автобусе с игроками нашей сборной, и весь автобус ходил ходуном от радости и ликования. И все-таки, глядя на Владислава, было грустно. Уже все знали, что Олимпиада в Сараево стала последним для него турниром. Эти Олимпийские игры стали последними и в моей карьере.